Хабиб Нурмагомедов: Может Конор думает, что все проститутки как он? А Дане Уайту приходится лизать этому ирландцу ж**у!

Известный мировой журналист в мире ММА Ариэль Хельвани раньше конфликтовал с Хабибом Нурмагомедовым, и тот даже заблокировал его в фейсбуке. Но все их проблемы были улажены и перед самым громким боем в истории смешанных единоборств, Хельвани позвонил Хабибу Нурмагомедову и попросил его ответить на самые интересующие зрителей вопросы.

Эриэль Хельвани Хабибу: У тебя есть ощущение что этот бой какой-то особенный? 26 раз ты уже дрался на больших площадках, но сейчас тебе не кажется, что это личное дело?

– Да я согласен! Это немного больше чем защита титула. Больше чем просто титульный бой. Это больше чем выступление в главном событии большого шоу. И конечно для меня это личное дело. Я хочу заставить этого парня заплатить сполна за всё, что он сказал, за всё что сделал. Мы уже очень к этому близки и в день боя я буду просто счастлив. Я не недооцениваю этого парня. У него прекрасный бокс и прекрасный тайминг. Но если посмотреть на его кардио, его борьбу, его грепплинг, его сердце, а сердце это очень важно, каждый раз когда кто-то начинает ломать его – он сдаётся. Уж если ты вышел в клетку, вышел на бой, и так получилось, что ты устал, то должен с честью выйти из этой ситуации. Должен всё выдержать и не должен сдаваться, уж таков этот спорт. Конор же, если кто-то вылезает наверх, а он устал, сразу сдаётся. Он уже 4 раза в свои 30 лет постучал. Сейчас, в пятый раз он тоже легко постучит. У него как он сам выразился прекрасный виски, он говорит что у него полно денег и он дерётся ради наследия, это он так думает. Но ты же знаешь, когда клетка закроется, я буду постоянно возле этого парня. Заставлю его постучать, сначала я его вымотаю, а потом заставлю сдасться. Таков мой план.

Хельвани: прошедшую пресс-конференцию в Нью-Йорке президент UFC Дана Уайт, назвал самой мрачной из всех, в которых он участвовал. Конор переходил на личности, затронул политику, твоего менеджера. Считаешь ли ты, что он в какой-то момент перешёл черту? Было ли тебе некомфортно?

– Послушай, я не политик, я профессиональный атлет. Если у него проблемы с моим менеджером то пускай с ним и говорит при чем тут я? Пытался ли он задеть таким образом меня? Да конечно. Но он может провести бой с Али, тот его задушит 100%. У него чёрный пояс по джиу-джитсу от грейси. Если у него проблемы с моим менеджером то пускай с ним и разговаривает, понимаешь? У меня с его менеджером проблем нет. Или с его отцом. У меня проблемы только с ним. Моя проблема он и с ним я собираюсь драться, так что пускай говорит со мной. Он пытается залезть ко мне в голову, но эта голова ему не по зубам, она слишком большая для него. Серьёзно. Она ничего не чувствует. Если на то будет воля бога, то в эту субботу я разорву этого парня и моя мечта воплотиться в жизнь.

Хельвани: Поменял ли ты своё мнение о нём, после этой пресс-конференции? Другими словами повысило ли это ставки? Стало ли это дело ещё более личным для тебя? Может быть ты стал думать о нём ещё хуже?

– Ты знаешь что интересно? Он прислал одном парню сообщение, а один из моих друзей близко с ним знаком. Там написано – «Если у тебя есть что-нибудь по Хабибу, какая-нибудь дикая картинка или что-либо ещё, присылай мне, я заплачу тебе 10 тысяч». Ты представляешь? Парень готовиться к пресс-конференции, но он забыл, что после неё кого-то закроют в клетке. Тебя в неё закроют, что ты будешь там делать? Если ты много пьёшь, употребляешь марихуану и кокаин, то как ты собираешься выступить? Ты пьёшь свой грёбанный виски, как ты будешь драться 25 минут? Как ты собираешься драться, если твой оппонент хочет буквально убить тебя? Он пытается подготовиться к пресс-конференции, но она не имеет значения, это не такая уж и важная вещь. Самое важное, когда клетка закрывается. Поэтому для меня это просто показывает то, насколько он слаб. Это ведь смешно. Представляешь, рассылает сообщения – «Пожалуйста, пришлите мне что-нибудь на Хабиба, что я смогу использовать на пресс-конференции и я дам вам 10 тысяч». Причём у меня есть скриншот этого сообщения! Ну ничего, это нормально. Пускай делает всё что захочет. Может быть, он думает, что все проститутки как он? У всех есть безумные картинки? Может быть, не знаю. Но мы скажем ему что не все такие как ты, расслабься.

Хельвани: Когда вы стояли лицом к лицу, Дана Уайт сказал одному парню – «Принеси пояса Конора». Они заявляют, что ты чемпион лёгкого веса и дают ему пояса. Какие у тебя чувства это вызывает?

– Дане приходиться лизать ему жопу. Вот собственно и всё. Потому что как иначе он может спрашивать, где пояса Конора? Он что не знает, что произошло за последние два года? Сколько раз Макс Холлуэй защитил свой пояс? Сколько раз Макс проводил защиту титула? Он что забыл свои же слова? Если ты не дерешься два года, мы забираем у тебя пояса. Лёгкий вес UFC должен двигаться дальше. Дана забыл об этом? У UFC есть чемпионы в лёгком и полулёгком весе, а он спрашивает, где пояса Конора? Где? Да он потерял их! Потерял пояса и заодно свой рассудок!

Хельвани: Ты считаешь, UFC хотят победы Конора?

– Ну конечно! Конечно, они хотят ему победы. Я думаю, что моя победа их тоже устроит, потому что у меня тоже есть большое имя. Но сейчас, я не скажу за всех людей в промушене, но я думаю, что некоторые точно хотят, чтобы он победил. У него большое имя и они смогут сделать с ним большие деньги. Ну, зачем им кто-то кто спустился с гор и разрушил его хайп? Им этого не нужно, им нужно чтобы он продолжал зарабатывать им большие деньги. Это нормально, я это понимаю и не переживаю по этому поводу. Я ничего не чувствую, для меня самое главное это 6 октября, когда клетка закроется. Всё остальное ничто.

Хельвани: Ты сказал что ты не нервничаешь и похоже так и есть. Но на этой неделе у тебя будет ещё одна пресс-конференция. На этот раз она будет с публикой, будет взвешивание. Волнуешься ли ты хоть немного, что в бою будешь драться на эмоциях? Отойдёшь от гейм плана? Потому что это приняло такой масштаб, это такое лично дело, беспокоит ли тебя это?

– Ты знаешь, сейчас я могу сказать всё что угодно, но люди всё равно будут ждать. Я скажу, что не нервничаю, но ты скажешь, что нужно подождать и посмотреть залезут к нему в голову или нет. Я тебе скажу – главное это 6 октября. Нужно быть собранным. Не проявлять эмоции и не бросаться. Оставаться расслабленным и идти вперёд снова и снова. Вымотать этого парня, такой мой план. Но даже если я скажу что ничего не чувствую по поводу этой пресс-конференции и так далее, ты подумаешь – ну ладно, посмотрим, возможно Конору удалось всё же залезть ему в голову, потому что Хабиб никогда не встречался с таким трештокером. Ну, ничего, это нормально. Нам нужно подождать всего каких-то пять дней. Тогда мы увидим кто настоящий чемпион. Кто кинг, а кто бургер кинг.

Хельвани: Одна из тем которые он пытался раскручивать против тебя на пресс-конференции, это то что ты остался в автобусе. Ты не мог бы раз и навсегда ответить на этот вопрос?

– Ты можешь спросить об этом Намаюнас, Ковалькевич, Майкла Киесу, Рея Борга, Эла Яквинту, Парвину, Илиара Латифи. Я не говорю про Али, потому что все сразу скажут что он в моей команде. Но спросите этих людей! Спросите их, как я пытался выйти из автобуса и как все удерживали меня там и насколько быстро вообще всё это произошло. И знаешь что вообще интересно? Перед отправкой на медиадень UFC предупредило меня – ты должен идти туда один. Почему это? До этого я ходил к медиа со всеми своими друзьями. Но сейчас я должен был идти один. Я думаю – почему? Я пошёл и что произошло? Мне кажется UFC могут быть замешаны в этом. Почему когда я дрался с Барбосой я ходил со всеми своими друзьями? Но в этот раз промоушен предупредил меня. Они заходили ко мне два или три раза. Я спросил – можно я возьму ещё кого-нибудь с собой? Я взял с собой Али и ещё одного парня. Поэтому после всего того что случилось я думал – почему UFC приходили ко мне и просили – ты должен пойти один. Я не понимаю. Раньше я ходил везде с друзьями. 15 человек. Всю неделю перед боем в Бруклине мы были вместе. У нас был свой автобус. Мы ходили на пресс-конференцию, заселялись в отель. Везде были вместе. Но именно на медиадень мне было нужно ехать одному. Это вызывает у меня вопросы.

Хельвани: Позволь мне задать ещё один вопрос. Наш зритель спрашивает – сколько ты сейчас весишь?

– 166 фунтов (75 килограмм). Для меня это не проблема. Согнать 10 фунтов за пять дней!

0 комментариев
Оставить комментарий