Большое интервью Алексея Олейника: следующий бой, российские промоушены, Федор Емельяненко

Алексей Олейник

2 октября на турнире UFC Fight Night российский тяжеловес Алексей Олейник выйдет на бой против шведа Илира Латифи. Сейчас Олейнику 45 лет, россиянин является самым старшим бойцом во всем промоушене. В эксклюзивном интервью fight.ru ветеран ММА рассказал о подготовке к бою, об отношении к ПОП-ММА и перспективах соотечественников. Об этом и многом другом в нашем интервью.

2 октября на турнире UFC Fight Night российский тяжеловес Алексей Олейник выйдет на бой против шведа Илира Латифи. Сейчас Олейнику 45 лет, россиянин является самым старшим бойцом во всем промоушене. В эксклюзивном интервью корреспонденту fight.ru Николаю Алексееву ветеран ММА рассказал о подготовке к бою, об отношении к ПОП-ММА и перспективах соотечественников. Об этом и многом другом в нашем интервью.

Как у вас сейчас проходит подготовка к поединку? Как я понял, сегодня вы были на массаже.

— На самом деле я на массаж сходил впервые за 3 месяца. Бывает, что после длительных тренировок случаются травмы, перегруз мышц, начинает что-то болеть. Поэтому решил сходить на массаж. Что касается подготовки. Она проходит в более менее штатном режиме. Все нормально, никаких выбиваний пока нет. Подготовка идет так, как мы планировали процентов на 95. Все идет хорошо. Осталось не так долго до боя. Еще почти две недели хорошо поработать, а потом уже полет на бой, отшлифовка тактики и выход на бой.

— В каком графике вы сейчас тренируетесь? Сколько тренировок в неделю?

— Смотря с чем сравнивать. У меня раньше были графики и посильнее. Я сейчас тренируюсь не так много. У меня сейчас 10-12 тренировок в неделю. 6 раз в неделю я тренируюсь. Примерно полторы тренировки в день получается. Обычно у меня расписание такое: в первый день две тренировки, на следующий – одна, на третий день – две, на четвертый — опять две, на пятый- снова две, потом – одна. То есть пару раз в неделю у меня по одной тренировке.

— Вы уже занимались конкретными просмотрами своего соперника?

— Я же уже должен был с ним драться. Мы тогда к нему уже готовились. Мы же даже прошли церемонию взвешивания. И на этом все. Он заболел в день боя и поединок сорвался. Так что я его изучил еще в тот раз. Я настраивался на него и готовился под него.

— Можно сказать, выучили его вдоль и поперек.

— Да. Сейчас идет уже вторая подготовка к нему.

— Как оцените Латифи как соперника?

— Он достаточно неудобный соперник. Он неудобен для любого бойца. Он показывал уровень, и никогда сходу никому не проигрывал. Даже сильным соперникам. Да, у него были поражения, но с тем же Льюисом он дрался хорошо. Его подводит функционалка. Если бы она не подводила, он бы спокойно мог победить того же Льюиса. Латифи небольшого роста, и это играет ему на руку в данном случае. Вес у него приличный – 110-112 килограмм. Он профессиональный борец высокого уровня, чемпион своей страны. Это для меня неудобно. Он знает хорошо мою стихию. Мы шутливо говорим, что у него нет шеи, рук и ног. Дело в том, что они очень короткие и мощные. Латифи задушить практически невозможно. У него идут плечи и сразу подбородок, некуда руку просунуть. То же самое и с руками, и с ногами у него. Мы с ним вместе тренировали в American Top Team, что-то я подсказывал ему даже по борьбе. Это дополнительная сложность, потому что на тот момент мы не думали, что нам придется драться друг с другом. Сейчас это может сыграть против меня. Латифи очень силен физически, он взрывной, чувствует борьбу хорошо, закрытый. Попасть по нему тоже сложно.

— Все ждут, что вы будете нацелены на удушающий, но вы сказали, что Латифи тяжело душить. Каким будет геймплан исходя из этого?

— Подготовка меняться из-за этого не будет. Геймплан сказать не могу (смеется). Будем работать, я работал и с ударниками, и с борцами сильными. Соперники были разного типа и размера. Будем искать ключи к Латифи. Главное, чтобы он не нашел.

— Вы сказали, что помогали Латифи в борьбе. Можно назвать ваш поединок противостоянием ученика против учителя?

— Нет. Так нельзя сказать. МЫ с ним просто работали всего несколько раз. Это было не так много, чтобы я его мог назвать учеником.

— У вас большая семья – пятеро детей. Насколько тяжело совмещать подготовку к бою и семейную жизнь?

—  Дети у меня уже не первый месяц, не второй и даже не первый год. У меня самому маленькому ребенку уже шесть с половиной. А двое старших уже совсем самостоятельные – они уже живут не с нами. На них уже в принципе не нужно так тратить внимание и время. Сложно было бы, если бы ребенок только появился. Когда ребенок ничего не понимает еще, спать может невпопад, кушать невпопад и так далее. И ты не можешь оставить его: должен покормить, погулять, уложить. А уже с более менее взрослыми детьми особых сложностей нет.

— Как у вас сейчас обстоят дела с контрактом в UFC, сколько боев осталось?

— Мой предыдущий поединок был последним боем по контракту. Я в принципе уже под сомнением. Я не думал уже выступать в UFC. UFC мне тоже говорили, что ценят меня, но бой с Вандерра станет последним. Поединок прошел, я получил очередной бонус. И руководство UFC попросило меня подраться еще раз у них. Поэтому вот еще разок. Так что я не знаю, станет ли бой с Латифи последним или после будет еще один последний бой, а потом еще самый последний. Если реально оценивать ситуацию, я реально уже устал от этой работы. Хотелось бы работу чуть попроще. Во всем мире всего несколько сотен бойцов, которые выступают в UFC, в сильнейшем промоушене, и среди всех этих людей я самый старший. Это надо понимать. Есть определенная сложность выступать в таком возрасте. Тем более я дерусь дольше всех в UFC. Я самый старший боец промоушена, и у меня больше всего боев тут. Я свою задачу уже выполнил, потом перевыполнил, а потом еще раз перевыполнил.

— Работа попроще это уход конкретно из UFC или из ММА в целом?

— Пока говорить ничего не буду. Давайте об этом поговорим уже после боя. Я дважды завязывал с ММА. Я говорил, что уже все. После первого раза я вернулся, несколько лет подрался и опять завязал. А потом опять подрался. Не хочется быть голословным: говорить одно, а потом делать другое. Бывают моменты, когда вообще не хочется тренироваться и выступать. А потом проходит полгода, ты отдохнул, восстановился и чувствуешь еще очень много пороха в пороховницах. Ты понимаешь, что это добро не должно пропадать и идешь опять драться. Посмотрим. Пусть все идет своим чередом.

— А есть ли у вас предложения от российских промоушенов?

— Нет, пока никто на меня не выходил. Но я не знаю, что бы отвечал, если бы предложения были. Но пусть будут – будем отвечать. Если не будут приглашать, то у меня есть имя неплохое, так что можно попробовать подраться во многих местах. Не только в СНГ-промоушенах.

— А вы следите за российскими промоушенами?

-Ну немного. Я слежу обычно за теми бойцами, кого знаю лично. К кому положительно отношусь, за их боями слежу в российском ММА.

— Вы наверное видели последний бой Александра Шлеменко?

— Да.

— Сейчас идут разговоры о том, что Александр уже давно не тот в силу возраста. Вы гораздо старше Шлеменко. Вы считаете его бойцом топ-уровня сейчас?

— Если бы Саша выиграл в своей фирменной манере, то все бы хлопали в ладоши. Его бы считали красавцем, неотразимым и неповторимым. Как только ты проиграешь, сразу шакалы набрасываются. Так было, есть и будет. Так у любого бойца в мире. После поражения на него сразу набрасываются те люди, которые не имеют к спорту отношения. Ведь ни один боец высокого уровня не говорит, что Саша – мешок и слабак. И я так никогда не скажу. Я понимаю, насколько он крут и сколько труда он вложил.

— В России главным противостоянием считают бой Александра Шлеменко и Магомеда Исмаилова. Кого назовете фаворитом?

— Фаворитом я никого не назову. Это две абсолютно разные школы. Магомед Исмаилов – представитель достаточно современной борцовской ММА-школы, а Александр Шлеменко – это старая школа со многими фишками и его железным характером. Интереснейшее противостояние будет. Они оба – настоящие сильные бойцы. У нас сейчас очень много болтунов, говорунов и бывших бойцов, которые что-то из себя строят. А эти ребята сильные. Они никогда не были слабаками и проходными. Они никогда не сдувались. У них никогда не было такого, чтобы они были на огромном спаде и просто пытались держаться на плаву финансово. Я отдаю должное парням, которые стараются работать над своим именем и не портят наш спорт. Многие сейчас своим поведением портят наш спорт.

— Что касается порчи спорта поведением. Это, наверное, больше относится к ПОП-ММА. Как относитесь к этому направлению?

— Мы раньше сидели и ругались на людей, сидящих у костра и устраивающих санта-барбаровские страсти и глупости. Говорили гадости друг другу и строили какую-то любовь там. Так было многие годы. Я имею в виду «Дом 2». Вот ПОП-ММА похоже на «Дом 2». Человеческая сущность почему-то так устроена, что людям нравятся разборки какие-то по типу «Да я тебя…». Это какая-то глупость. Мужчина не может говорить: «Я тебя…это самое», а потом выходить и проигрывать. И какой ты мужчина после этого? Что-то нарассказывал там, наговорил гадостей, пообещал что-то сделать с соперником, а потом проиграл.  Из тысячи таких болтунов девятьсот всегда проиграет в итоге. После таких провалов бойцы должны завершать со спортом и уходить в монастырь замаливать то, что ты говорил на протяжении времени перед экранами. Просто как не стыдно перед родителями и друзьями? Когда такое наговорил, а потом не сделал. Мне обидно, что эту грязь добавили к нашему спорту.

— В российском ММА за последнее время произошел еще один резонансный эпизод. Президент АСА Майрбек Хасиев остановил поединок Али Багова и Рашида Магомедова за пассивность. Как относитесь к такому решению?

— Я, честно, бой не видел. Не знаю, сколько раундов они дрались и как. Но саму новость, конечно же, слышал. Я могу понять людей, которые не хотят драться между собой. Но извините, раз вы уже вышли в клетку, то деритесь. Вопросы нужно было решать до боя. Когда только их свели, нужно было сразу заявить, что соперник ему как брат и драться он не будет и не может. Нужно было сказать организаторам. Либо менять сетку, либо автоматически кого-то пропустят вперед по договоренности. Раз вы такие благородные, то нужно так делать. А выходить и играться, имитировать бой, зачем это было? Проще было не выходить. У меня тоже были бои против ребят, с которыми я драться не хотел. Но драться нам или нет мы решали до боя.

— Хотел с вами обсудить нововведения этого года в правилах лиги АМС Fight Nights, которое не позволяет в партере находиться больше минуты.

— Это было уже десятки раз. Вся история идет по кругу. Пытались делать какие-то универсальные поединки, абсолютные поединки – по 20, по 30 секунд делали партер. В панкратионе пытались это ввести. Я так скажу. Ребята, у вас ММА или не ММА? Просто значит объясните судьям, которые должны работать правильно. Они должны идентифицировать пассивную борьбу. В UFC же тоже поднимают из борьбы. Есть такая фраза «активные действия». Если человек старается занять позицию, выйти на прием, добить соперника, зачем останавливать? Если я душу соперника, он закатывает глаза, и вдруг меня на этом моменте останавливают и поднимают в стойку – это неправильно. Как для ММА. Для другого вида единоборств – пожалуйста. Назовите это как-нибудь «Универсальная драка» или «Супербои» по нашим правилам. И деритесь по своим правилам. А в ММА правила уже давно сложились. Пусть эти правила и будут.

— То есть AMC Fight Nights перестал быть профессиональным ММА-промоушеном?

— Ну теперь у них другой вид спорта. Давайте еще шахматы добавим и это будет шахбокс или шахММА. Это тоже самое по сути.

— Давайте теперь вернемся к UFC. На UFC 280 пройдет титульный бой в легком весе между Исламом Махачевым и Чарльзом Оливейрой. Кого считаете фаворитом и чего ожидаете от поединка?

— Оливейра – это тот парень, который реально сейчас на подъеме и на пике. Он выиграл множество бое подряд, а последние поединки вообще все были с топ-соперниками за пояс. Нас ждет самый сильный, самый настоящий бой. Махачев как раз покажет, готов ли он к таким поединка. Если Ислам порвет Чарльза, то станет самым доминирующим бойцом в легком весе и докажет, что он лучший просто. Если выиграет Оливейра, то значит Махачеву нужно будет еще чуть-чуть подрасти. Но у Ислама есть все данные, чтобы провести этот бой отлично. Вполне возможно, что у нас скоро появится еще один пояс в России.

— Многие верят в возвращение Хабиба в случае поражения Ислама. Вы верите в это?

— Никто не знает. Не хочу быть гадалкой. Может да, а может и нет. Это знает только Хабиб. Если захочет вернуться – вернется. У него такое положение и имя, что он вернуться может спокойно, легко, причем на своих условиях с отличными гонорарами. Он не будет проходить претендентский путь, а сразу получит титульный бой в случае прихода.

— В этом же карде мы увидим бой Петра Яна против Шона О’Мэлли. Насколько в этом противостоянии Петр выглядит явным фаворитом?

— Петр – явный фаворит. У него большое преимущество, но не скажу, что подавляющее. Потому что в UFC нет слабых бойцов и мешков. Шон достаточно неплохо выступает, одерживая яркие победы. Он очень нестандартный боец с нетрадиционным стилем ведения боя. По габаритам он очень неудобный – он высокий для легчайшего веса. Но я считаю, что Петр жестче, и физически, и технически он сильнее.

— Как думаете, есть вероятность, что Петр получит титульник после боя с О’Мэлли?

— Бой за титул он точно должен будет получить. Возможно, ему еще нужна будет победа после боя с Шоном. Но свой шанс он получить должен. Он уже дрался дважды с чемпионом, так сказать. И все-таки если первый бой закончился ошибкой, то второй поединок как минимум доказал, что Стерлинг не зря чемпион. Петру нужно выигрывать уверенно, чтобы доказать, что он претендент номер один и гораздо сильнее всех других. Нужно разобраться в доминирующей манере, а дальше разбираться с чемпионом.

— На UFC 279 сорвался бой Нейта Диаза и Хамзата Чимаева. Были ли у Нейта хоть какие-то шансы?

— Понятно, что Хамзат сильнее. Но Диаз тоже не был подарком не для кого. Нейт даже на коротком уведомлении закатывал крутые бои. Хотя сейчас он, конечно, не на пике своей формы все-таки. А Чимаев, наоборот.

— Можете назвать Нейта Диаза одним из самых духовитых бойцов?

— Характер у него сильный. Но я так скажу. У нас мало бойцов, которые без характера. Они бы не доходили до UFC. Просто характер по-разному проявляется. Диаз – настоящая звезда UFC. Это парень, который создал себе имидж. У него имидж нестандартного бойа, плохиша и так далее.

— В тяжелом весе UFC резко взлетел Сергей Павлович. Насколько у него сейчас впечатляющая форма и какая перспектива у него стать чемпионом UFC?

— Все зависит от него. Я не могу сказать, что у него впечатляющая форма. Но форма очень хорошая. Сергей понимает это. Он взял очень хороший темп и главное, не остановиться. Главное не участвовать в каких-то словесных перепалках и просто делать свою работу. Он очень классно пашет. Он хорошо работает без всяких примыканий к лагерям горлопанов и любителей всяких резких заявлений. Он молодой, здоровый и сильный парень. Он может еще очень сильно вырасти, как я считаю. Он уже дерется с ребятами, которые были претендентами. Дай Бог, чтобы он не остановился. Пару годиков ему нужно еще. Если будет идти в таком же режиме, то будет очень мало людей способных ему противостоять. Он уже сейчас очень хорош. Но нельзя говорить, что он уже готовый претендент. Он в правильном направлении и уже на хорошей позиции в рейтинге. Ему нужно одну-две победы одержать, и он уже готовый претендент. Я считаю, что главное не включаться в болтовню рассказами, что он кого-то там сделает. Его скромность мне очень нравится.

— Я знаю, что вы лично знакомы с Федором Емельяненко. Говорят, что Федор просит в последнем бою реванш с Райаном Бейдером. Имеет ли этот бой смысл? Федор способен напоследок взять титул Bellator?

— Есть ли смысл в реванше или нет, решать только Федору. У любого человека есть ошибки в жизни. Вот у бойцов есть шанс исправить ошибку. Реванш – способ исправления своей ошибки. Это шанс исправить что-то, что случилось не так, как ты хотел в твоей жизни. Реванш – это бойцовская способность вернуть в прошлое, чтобы исправить свою профессиональную ошибку. Это крутая вещь. Если поражение мешает твоему имени, мешается тебе в мыслях, то реванш – это нереально крутая вещь. Я тоже в свое время хотел много реваншей. А когда число поражений увеличивается, то всех отреваншировать уже не получится. Пока будет возвращаться к прошлому постоянно, то потеряешь будущее. Но у меня есть несколько обидных поражений, которые можно было исправить. Я бы хотел. Если у Федора есть возможность реванша, то почему бы и нет. Бейдер — крутой боец. Он чемпион, который показал много классных поединков. Федор не вызвал же какого-то старика, который уже десять лет не выступает. Емельяненко вызывает бойца моложе его, который выступает на высочайшем уровне. Это очень круто. Ничего плохого нет. Ему сейчас не дадут бой с Нганну, хотя он мог и его вызвать. Федор — такой боец, который будет хотеть драться с такими соперниками, бои с которыми у многих выходят за рамки понимания. Он хочет драться с самыми сильными. На самом деле я такой же. Я тоже бы хотел провести поединок с самым сильным бойцом. И неважно, что он моложе гораздо, сильнее, круче борется и круче бьется в стойке. Меня такие мнения не интересуют. Это рассуждают люди, которые не проводили множество боев. Когда станете такими, как Федор Емельяненко, то будете решать, с кем драться Федору, а с кем нет. Так что люди не могут критиковать его за такой выбор. От меня ему только уважение.

Вам может быть интересно
Комментарии
0 комментариев